По информации: Простая мебель.

..texts

Анастасия Корхонен
Танцевальный гений Айседоры Дункан

 Наверное, большинство жителей России, услышав имя Айседора Дункан, первым делом вспоминает, что она была женой Сергея Есенина. У кого-то еще мелькает в памяти - «Босоножка»… Почему-то именно то, что она танцевала босиком, запоминается больше всего. А между тем, она была великой танцовщицей, для которой танец был всем: способом выражения эмоций, смыслом жизни, да и вообще самой жизнью. Она не могла не танцевать. Айседора с юности точно знала: она рождена на этот свет, чтобы явить миру свой танцевальный гений, чтобы показать людям, что такое настоящий танец, чтобы научить их жить музыкой и танцем.

 Айседора родилась 26 мая 1877 года в Сан-Франциско, в бедной семье, которой постоянно приходилось кочевать с места на место. Несмотря на все житейские трудности, в семье Дункан всегда царила атмосфера творчества и искусства. Мать Айседоры была музыкантом, благодаря чему дети росли под аккомпанемент Бетховена, Шумана, Шуберта, Шопена и многих других. Не удивительно, что в такой обстановке Айседора начала танцевать с детства. Однажды, когда девочке было 6 лет, она собрала соседских ребятишек и начала учить их делать плавные движения руками. Она назвала это своей школой танца. Идея понравилась матери Айседоры и она начала аккомпанировать детям. «Школа» Айседоры довольно быстро стала популярной, родители приводили к ней своих девочек и даже платили какие-то небольшие деньги. К десяти годам учеников у Дункан стало настолько много, что она бросила школу, дабы не тратить свое время на бесполезные, как она считала, занятия. Айседора зачесывала волосы на макушку и говорила всем, что ей уже 16 лет. И ей верили. И приводили детей на занятия. В какой-то момент к Айседоре присоединилась ее сестра Элизабет. Они называли свое преподавание новой системой танца, хотя в действительности какой-то определенной системы у них не было. «Я следовала своей фантазии и импровизировала, обучая всему, что приходило мне в голову», - писала Айседора в своих мемуарах.

 Видя успехи девочки, мама Айседоры определила ее к знаменитому в Сан-Франциско балетному преподавателю. Однако его уроки Айседоре совсем не понравились. Это было совсем не то, что ей было нужно, чего требовала ее душа. Дункан не была застенчивой девушкой, поэтому, когда преподаватель велел ей встать на пальцы ног, она прямо высказала ему, что это безобразно и противно природе. Вскоре она покинула его класс. «Чопорная и пошлая гимнастика, которую он называл танцем, лишь сужала мою мечту. Я мечтала об ином танце. Я не знала точно, каким он будет, но стремилась к неведомому миру, в который, я предчувствовала, смогу попасть, если найду к нему ключ», - вспоминала Айседора.

 Айседора Дункан сравнивала свой танец с античным греческим танцем, она черпала свое вдохновение в истории и искусстве Древней Греции. Но все же она не собиралась возрождать древнегреческий танец, возвращение к нему она считала невозможным и бесполезным. Айседора считала, что танец будущего будет совершенно новым движением. Она считала, что сможет перевернуть своим пониманием танца весь мир: «Я открыла секрет танца. Я открыла искусство, которое утрачено уже две тысячи лет. <…> Театру не хватает одного – того, что сделало великим античный греческий театр, - искусство танца, трагического хора. Я принесла вам танец. Я принесла вам идею, которая произведет переворот в нашей эпохе. Я принесу вашему театру живую душу, которой ему не хватает, душу танцовщицы». Главным для Айседоры были музыка и эмоции, их сочетание рождало движения, которые были искренни и естественны, которые шли из глубины ее души. Движения Дункан не предшествовали музыке, а следовали за ней.

 Между тем, танец Айседоры был далеко не сразу понят публикой. Достаточно долго ей приходилось жить в нищете, странствуя по Америке и Европе, выступая перед небольшой публикой. В какой-то момент жизни она была уверена, что ее творчество может быть понятно только людям искусства, а не широкому кругу обывателей. Однако слава и признание все-таки настигли ее, концерты стали проходить с аншлагами, зрители стали принимать Айседору Дункан восторженно и благодарно.

 Айседора Дункан много раз приезжала с гастролями в Россию. Впервые это произошло в январе 1905 года, на следующий день после «кровавого воскресенья». Поездка началась с сильнейшего эмоционального потрясения – по дороге с вокзала в гостиницу Дункан встретила мрачную похоронную процессию, хоронили расстрелянных накануне рабочих. Увиденная картина очень сильно затронула душу танцовщицы и повлияла на все ее мировоззрение.

 В Петербурге Айседору принимали очень хорошо, публика была в восторге. Однако московская публика поначалу не проявила такого же энтузиазма. Сохранились воспоминания Константина Сергеевича Станиславского, присутствующего на первом московском концерте Айседоры Дункан: «Первое появление Дункан не произвело особого впечатления. Непривычка видеть на эстраде почти обнаженное тело помешала разглядеть и понять самое искусство артистки. Первый, начальный номер ее танцев был встречен наполовину жидкими хлопками, наполовину брюзжанием и робкими попытками к свисту. Но после нескольких номеров танцев, из которых один был особенно убедительным, я уже не мог оставаться хладнокровным к протестам рядовой публики и стал демонстративно аплодировать. Когда наступил антракт, я, как новоокрещенный энтузиаст знаменитой артистки, бросился к рампе, чтобы хлопать. К моей радости, я очутился рядом с С.И. Мамонтовым, который проделывал то же, что и я, а рядом с ним был известный художник, потом скульптор и т.д. <…> Лишь только публика поняла, что хлопать можно, что хлопать не стыдно, начались сначала громкие аплодисменты, потом вызовы и в заключение – овация».

 Айседора мечтала о свое танцевальной школе. Танцевать самой – этого ей было мало, этот путь был слишком простым. Она была одержима мыслями об обширном ансамбле, о школе, в которой сотня девочек изучала бы ее искусство, а затем самосовершенствовалась. Она говорила о том, что не будет заставлять их подражать ее движениям, что научит их создавать танец из собственных движений. «Вообще, я не стану принуждать их заучивать определенные формы, напротив, я буду стремиться развить в них те движения, которые свойственны им. Кто постоянно видел движения совсем маленького ребенка, не станет отрицать, что они прекрасны. Они прекрасны именно потому, что естественно соответствуют ребенку», - отмечала Айседора. Дункан долго старалась воплотить мечту о своей школе в жизнь, в Европе у нее ничего не получалось. Но однажды, весной 1921 года, она получила телеграмму от Советского правительства: «Русское правительство единственное, которое может понять вас. Приезжайте к нам. Мы создадим вашу школу». И Дункан приехала в Россию. Правительство не оказало полноценной поддержки, на которую рассчитывала Айседора, и школа просуществовала не очень долго.

 Окончилась жизнь великой танцовщицы всем известной трагедией – шарф, обвитый вокруг ее шеи, зацепился за колесо автомобиля и удушил Айседору. Последними ее словами были: «Прощайте, друзья мои, я еду к славе!»

 В России у Айседоры Дункан появились последователи. В 1908 году, будучи под впечатлением выступлений Айседоры Дункан, семь выпускниц Бестужевских курсов создали в Санкт-Петербурге студию, а позже школу «Гептахор» (что в переводе с греческого означает «семь танцующих»). Одной из них была Стефанида Руднева - создатель теории музыкального движения. Позднее сподвижницей Рудневой и ее коллегой по развитию искусства музыкального движения стала Эмма Фиш - художественный руководитель танцевальной студии «Смотрите - музыка», начавшей свою творческую деятельность в Москве в 1957 году.

 У Рудневой и Фиш были свои ученики и последователи, которые организовывали собственные студии, школы, обучали детей. Творчество Айседоры Дункан передавалось из поколения в поколение и дошло до сегодняшних дней. Сейчас в России существует достаточно много студий, которые считают себя последователями Дункан. Московские студии объединены в Содружество Дункановских студий, они ведут совместную концертную деятельность, организовывают фестивали в память Айседоры. Дункановское движение хоть и не пользуется широкой популярностью, но оно занимает свою нишу в современном искусстве, имеет своих поклонников. А количество детей, желающих танцевать как Айседора, импровизировать под классическую музыку, создавать свои собственные танцы, постоянно растет.

14 сентября

http://www.diletant.ru/articles/5412809/

*

..texts
http://idvm.narod.ru
http://idvm.chat.ru
http://r812.eu5.org

..index